воскресенье, 30 марта 2014 г.

Fairy Tail фанфик / Сладкая парочка. Глава 38

Автор: evicathy
Беты (редакторы): Yuki Tao, Ty_Rex
Название: «Сладкая» парочка
Жанр: романтика
Пейринг: Нацу/Люси, Грей/Джубия
Рейтинг: NC-17
Размещение: если нравится, забирайте, только имя автора чур не изменять!
Дисклеймер: все права на персонажей и мир принадлежат Хиро Машима

Глава 38. Зеркало души или Органы чувств

Три пальца – столько умещалось между поясом юбки и талией, что могло означать лишь одно: Люси пролетела с размером. Озабоченно сдвинув брови, блондинка в сосредоточении изучала «проблемное место» - бедра, тонувшие в излишне просторном для них колоколе подола. Пришлось даже присборить лишнюю ткань на поясе, дабы юбка, рассчитанная на дам попышней, не укатила со стройной талии заклинательницы.

«Никуда не годно!» - раскритиковала вид девушка. Впрочем, то, что с этим экспонатом хороших отношений не сложится, стало понятно еще задолго до примерки.
Разочарования начались с ценника: узнав, сколько хотят состричь с нее за выставленную на витрине юбку, блондинка распрощалась с мечтой освежить гардероб. «Да это же грабеж!» - вознегодовала она. Вконец они тут, что ли, обезумели – задирают цены выше потолка! Да на одну такую юбочку в денежном эквиваленте можно полгода жить припеваючи, не заботясь об арендных платежах!

С расстройства девушка решила назло торгашам переворошить как можно больше вещей в магазине. Раз уж она лишена возможности купить, так хоть пощупает. Как известно, за просмотр (да и за примерку) денег не берут. Вот она и воспользуется лазейкой: погодите, эти зарвавшиеся барыги еще получат свое! Уж какие у них будут лица, когда после битых четырех часов в примерочной покупательница покинет магазин с пустыми руками! Хе-хе-хе!

К слову сказать, заклинательница духов вообще сильно тяготела к подобного рода ребячливым планам мести. Так, однажды она, оскорбившись презрительным «уродина», брошенным в ее адрес герцогом Эвару, собиралась отплатить обидчику, запрятав подальше его любимые домашние тапки.

- Люси!

…а вот этот гость в ее планы не входил! Девушка воздела глаза к зеркалу, недоуменно переглядываясь с белобрысой близняшкой: что Нацу здесь надо?

- Ты скоро?

Уникальный тембр нельзя было спутать ни с каким другим: теплый, с вкраплением характерных «ноток-царапок», как их в тайне от всех ласково величала заклинательница. Тон голоса прозрачно намекал: его обладателю наскучило долгое ожидание.

Ну, все предельно ясно – явился, значит, подгонять ее. Нет уж, так не пойдет!

- Все зависит от того, как часто ты будешь меня отвлекать, – осадила товарища блондинка.

Еще он к ней приставать станет! И так, понимаешь, одни горести! Юбка, вон, велика оказалась, а на ту, что сердцу мила, денег не наскрести! Надо хоть продавщицу позвать, чтоб размерчик принесла поменьше – как бы там ни было, а все, что запланировала, Люси во что бы то ни стало перемерит!

- Ну… Люууу – сииии, – подвывая, протянул убийца драконов. – Выходиии…

Подобно трехлетнему карапузу, который, умаявшись стоять с матерью в длинной очереди, начинает изыскивать себе забавы, Нацу, балуясь, погрузил лицо в ткань занавески, отчего с обратной ее стороны тут же выпятился точный бархатный слепок его округлой физиономии. Девушка с толикой досады покосилась на безокий лик.

- Не заставляй меня повторять!

Пришлось оставить портьеру в покое, смириться с тем, что завлечь подругу в игры не удалось, и, раз уж такое дело, высказать все, как есть.

- Пойдем отсюда, а то мне скучно!

Увы, драгонслеерские жалобы не нашли сочувствия у заклинательницы духов.
Ой-ой-ой, скучно ему! Глядите-ка! А можно узнать, где он рассчитывает повеселиться?

Нечего жаловаться – как будто ей тут легко: вон еще какую гору одежды нужно перелопатить! И притом Люси заранее известно, что ни одну из этих симпатичных юбочек-кофточек она не сможет унести с собой – вот, где беда, вот, где несчастье, вот, где трагедия-то настоящая! Нет, пусть Нацу уходит, а вместо себя пригласит ей лучше девушку-консультантку…

«Хотя…» - блондинка чуть попридержала ход мыслей, отмотала назад и призадумалась: а так ли сильно ей необходима профессиональная помощь? А убийца драконов на что? Неужто он не сумеет услужить ей в таком пустяшном деле? Нацу стонет, что ему скучно? Ну, так вот ему занятие: пускай развеется чуток и заодно обеспечит Люси оперативный сервис!

Похоже, Король труселей его жестоко надул, – мрачно думал огненный маг. Не работает ни фига этот план! Юноша не спешил отходить от примерочной, в разочаровании буравя взглядом бархатную портьеру, абсолютно индифферентную к его переживаниям. Врун большой - этот Отморозок! Наобещал с три короба, а в итоге Люси из каморки этой и шагу ступить не желает. Как же тут до остального-то дойдет! А самое обидное, что Греева «дракониха» сразу к нему выскочила, стоило Отмороженному свистнуть! Ну, а Нацу, видимо, свою Люси не дождется – подохнет раньше со скуки.

- Нацу, ты еще там? – спросили из кабинки.

Драгонслеер утвердительно промычал.

К его непомерному удивлению, вдруг, словно в каком-то романе, когда из окон зашторенной кареты дама в знак благосклонности бросает воздыхателю тонкий батистовый платок, сквозь занавесь просунулась ухоженная женская ручка и требовательно потрясла перед носом юноши загадочным лоскутом.

- Принеси мне точно такую же, только на размер меньше, - распорядилась заклинательница.

Убийца драконов глазищами, по пять джувелов каждый, вытаращился на милостивый дар. Юбка темно-зеленого сукна всего-то полминуты назад обнимала бедра дарительницы и даже не успела толком растерять ее теплый аромат.

«Ох ты! Да ведь это же реальный шанс поторопить события!» - прорезалась первая мысль в остолбенелом уме. Если он выполнит ее просьбу, может, Люси выползет, наконец, из примерочной… А как только она выползет, так Нацу мух ловить не станет: тотчас же Люси – в охапку и куда-нибудь подальше от всех, в потаенный уголок, где она уж больше не откажет ему в праве на законное проявление чувств. Выхватив юбку из руки заклинательницы, юноша прогарцевал в торговый зал. Юбки, платья, кофты, сапоги… Носки, майки, варежки, подтяжки… Если это приблизит их с Люси драконий поцелуй, он готов сложить к ее ногам все наряды мира!

Отрядив огненного мага за нужным размером, блондинка вновь оборотилась к зеркалу. Надо было занять себя чем-то до возвращения посыльного, и девушка взялась изучать, как сидит на ней топ, который в паре с трусиками составлял нынче всю ее одежду. Смотрелся этот чертяка исключительно хорошо, жаль только цена на него кусалась, как и на все прочее. Увы, даже такую малость Люси не могла себе позволить. Чтобы лишний раз не расстраиваться, она переключила внимание с красивой дороговизны на красоту бесценную: уж с ее-то фигуркой девушке ничего не стоило прорекламировать модный бренд. Увидав красавицу на улице и узнав, в каких магазинах она одевается, модницы толпами бы повалили осаждать прилавки. Эх, не ведают глупые барышники, какой прибыли сами себя лишают!

Блондинка подогнула нижний край топа. Вот видите, какой у нее живот – ни одного лишнего грамма жира. Ну, чем не идеальная модель! Взгляд спустился ниже, и тут девушка невольно закраснелась. Мысли потекли в сторону от насущных проблем.

Сегодня на ней были стринги. Но, надо заметить, Люси вовсе не злоупотребляла данным видом белья. В конце концов, она любила короткие юбки, а сочетать с ними стринги – признак дурновкусия. Это ж все равно, что трубить на весь белый свет: «я легкодоступна»! Нет, девушка осознанно прибегала к их помощи лишь в том случае, когда это действительно было необходимо: к примеру, когда требовалось подобрать что-то под обтягивающую одежду. Вот как с ее сегодняшними шортиками: если бы она нацепила под них обычные трусы, те сразу выдали бы свое присутствие, проявляясь уродливыми морщинами на попе.

Однако, хоть заклинательница и не носила стринги регулярно, по правде говоря, в них она себе чрезвычайно нравилась. Ах, как эти трусики преображали линию бедер! Казалось бы, и чему там преображать: два махоньких треугольничка да связующая их тесемка. Но эти «треугольнички», словно идеальная рамка картины, выставляли «полотно» более зрелым, по-новому трактуя его изначальное очарование. В голове даже пошаливала «скабрезная» мыслишка: вот это да, бедра-то у нее, оказывается, просто шик, умереть не встать, роковой соблазн какой-то!

Иной раз нижнее белье – как наэлектризованный гребень: соприкасаясь с телом, питает его энергией чувственности.

В стрингах Люси и ощущала себя совсем иначе: более раскрепощенно и смело. Не настолько, конечно, чтобы танцевать стриптиз, но более, чем достаточно, чтобы поучаствовать в легкой авантюре. Кстати, если уж заговорили об эротическом танце, то пара плавных движений тазом за него не считаются! Она ведь повторяет их для себя, а вовсе не для публики. Это даже не танец, а просто импровизация – испытание возможностей тела, свободы движения, выразительности тех или иных поз…

Как две противоположные частицы стремятся к слиянию, так тянутся друг к другу носители разнополых «зарядов». Одни ищут, кому передать излишки, вторые – у кого пополнить дефицит. И только тщательно смешав два вида энергии – мужскую и женскую, можно нейтрализовать физические возмущения в эротически заряженных телах.
Если бы заклинательница не была так поглощена интересным занятием, она бы забила тревогу десятью секундами ранее, когда в большом зеркале, перед которым Люси упражнялась в искусстве самовыражения, на заднем плане замаячило что-то подозрительно розовое. Однако инстинкт самосохранения сработал с опозданием: лохматую шевелюру бойфренда, который, просунув голову в щель между портьерой и стенкой, с любопытством наблюдал за происходящим внутри, девушка засекла лишь тогда, когда тот уже успел подглядеть наиболее пикантные моменты ее «перфоманса». Особенно впечатляюще смотрелся последний фрагмент: глубоко вжившаяся в роль блондинка, нарочито медленно покачивая бедрами, будто лаская себя, обвела ладонями бока, имитируя томные движения танцовщицы, призванные завлечь мужчину в сети страсти.

Их глаза встретились в зеркале: серые - с карими, карие – с серыми, и время, подобно ленточной пленке, заевшей в барахлящем кинопроекторе, замерло, чтобы через пару секунд опомниться и помчаться галопом, точно стремясь наверстать упущенные мгновенья. Заклинательница с феноменальной быстротой развернулась.

Ай, как нехорошо, что он за ней шпионил! И ладно бы Нацу просто в очередной раз застал ее наполовину голой. Чего уж там — доводилось ему видеть и поболе. Но девушку тихо сводил с ума тот факт, что огненный маг нарушил ее душевное уединение. Он будто подслушал, о чем она думает наедине с собой.

- Ты что! Сюда нельзя! – возмущенно заверещала блондинка, видя, как драгонслеер, которому еще хватало наглости вести себя как ни в чем не бывало, боком втискивается в примерочную.

- Выйди немедленно! Слышишь меня?

Вместо того, чтобы выйти, парень окончательно зашел.

- Нацу!

Судя по угрожающему выражению лица, Люси была в шаге от того, чтобы покарать непослушание строгой физической мерой, однако юноша ее опередил.

- Юбка, - торжественно провозгласил он и, словно объявляя перемирие, вскинул перед собой оную на манер белого флага.

Блондинке пришлось отступиться.

Ах, да, точно – она же посылала его за юбкой... Заклинательница взяла ту в свои руки и пару секунд таращилась на нее, соображая.

Погодите-ка, а почему она синяя? Зеленой же должна быть... И, постойте, куда девались карманы? Там же карманы были!

Девушка необычайно разволновалась. Подгоняемая нехорошим предчувствием, позабыв на миг о том, что собиралась всыпать юноше за подглядывание, она бросилась лихорадочно обшаривать юбку. Наконец, пальцы нащупали то, что искали. Вытащив бирку, блондинка с жадностью впилась в напечатанные на ней значки.

О нет, так и есть… Руки немощно опустились: еще и на ДВА размера БОЛЬШЕ! Господь всемогущий, да как можно было проколоться сразу по трем пунктам?! Цвет, фасон, размер — все не то! Да он, что, схватил первую попавшуюся? Или у Нацу в голове вместо мозгов – солома? О, ну зачем только она на него понадеялась!

«Ничего нельзя доверить! Все приходится делать самой!» - ворчала заклинательница духов в лучших традициях сварливых жен.

«Ну-ну… так уж и ничего?» - замолвило словечко за любимого сердце.

Безусловно, Люси немного лукавила. Было кое-что, однозначно было! Было то, что она доверила бы Нацу без малейших колебаний – нечто очень важное, настолько ценное, что ничего дороже и на свете-то нет: свою жизнь, жизнь друзей, жизни всех людей в этом мире! Но это все в глобальном масштабе, а вот в бытовых вопросах огненный маг – совершеннейший баклан. Она-то помнит, как однажды попросила его сбегать в лавку за молоком. И что, вы думаете, он ей приволок? Кусок мяса с жирком! Оно, дескать, вкуснее! Да причем тут вообще вкусовые пристрастия - кашу-то на нем не сваришь!

А пока заклинательница, теребя юбку, мысленно распекала дружка за неспособность выполнить простейший наказ, тот, в свою очередь, предпринимал активные попытки рассмотреть что-то в зеркале за спиной подруги. Привстав на цыпочки, он, как жираф, тянул шею, силясь заглянуть Люси через плечо.

Несложно догадаться, к чему тотчас же приклеилось внимание юноши, когда он сунул любопытный нос в примерочную, – конечно, к бесподобной попе, которая за сегодняшний день извела молодому мужчине всю душу. Так вот – с этой-то попой и деялись чудные вещи. Люси медленно и очень интригующе ею вращала, от чего у драгонслеера вмиг перехватило дыхание, застопорился мыслительный процесс и сноп ярких мурашек разлетелся по спине. А еще наметилось явное упрочение некой части тела – ведь на девушке будто совсем не было трусов! То есть был там вроде какой-то малюсенький треугольник где-то в районе талии, но вот вся остальная красотень… Ух, ох и ах! У Люси обалденная попа!

Ему надо было видеть это снова: две пышные дольки ягодиц, меж которых залегла тонкая черная веревочка. Нацу страшно завидовал ей – узкая полоска ткани имела неограниченный доступ к предмету его вожделения.

Как же все-таки везет ее трусам! Они допущены туда, куда никому нет ходу. Они, как губка, впитывают запах Люси. Они проводят с ней больше времени, чем кто-либо другой. Они касаются ее чуть ли не двадцать четыре часа в сутки! Нацу тоже так хотел: иметь полный доступ к телу, круглосуточно быть рядом, вбирать в себя запах и вкус, плотно прилегать, касаться запретного… И он прекрасно понимал данный конкретный экземпляр, который затесался в сладкую мякоть ягодиц. Юноше тоже очень хотелось затесаться – глубже, дальше, сильней – в самую суть Люси.

- Люси, а Люси, - обратился к блондинке драгонслеер, - а у тебя трусы в попе застряли!

Девушка вернула парню озадаченный взгляд. Что он там бормочет? Какие трусы? Как это - застряли?

А убийца драконов неожиданно воспылал небывалым альтруизмом.

- Давай помогу вытащить, - ретиво вызвался он и, не дожидаясь позволения, потянулся растопыренной пятерней к голой девичьей заднице.

Люси капитально покраснела.

Вытащить?! Вытащить?!! Ах он нахал! Ах, позорник дремучий! Да это же про ее стринги! Видать, не знает, неуч, что так и задумано. Как-как он там выразился? «В попе застряли»? Ну-ну… Да как он смеет! Еще и лапищи свои медвежьи ко святому тянет!

- Не трогать!!!

В экстренной ситуации единственным подручным средством самозащиты оказалась злосчастная юбка, и девушка, не мудрствуя лукаво, со всего размаху нахлобучила ту парню на голову. Ночь для Нацу наступила гораздо раньше прогнозируемого астрономами конца светового дня.

- Люси?.. – удивленно прогундосил огненный маг из-под юбочного колпака.

- Выйди отсюда сейчас же, Нацу, - грозно велела девушка. - Считаю до трех, и чтобы на счет «три» тебя здесь не было!

Ой-ой… Кажись, Люси рассердилась! Но чем навлек он на себя стрелы ее недовольства? Вроде бы, наоборот, старался во всем угодить: юбку, вон, принес, как заказывала, помощь свою предложил — безвозмездно…

- Раз, – начала отсчет блондинка.

Почему бы просто не вытолкать молодчика из примерочной? Считать зачем-то придумала… Разве сейчас подходящее время для мирного урегулирования? Надо действовать радикально! Да уж… Надо-то надо... Вот только вдруг, когда она будет выталкивать Нацу, этот прохвост как раз и лапнет ее за попу? Заклинательницу настолько устрашило предыдущее покушение, что она, как обезвредила "покусителя", так сразу и схватилась за чудом не облапанную пятую точку, не собираясь более рисковать ее сохранностью. Таким образом, прогнать огненного мага девушка, у которой обе руки были мобилизованы для охраны архиважного стратегического объекта, могла теперь разве что боднув его лбом в грудь. Но неужели же ей, действительно, бодаться? Что она – единорог какой-то? Зоопарк!

- Два...

Срочно понять, где он оплошал! Понять и исправить! Люси нужна ему в хорошем настроении, а не то опять к себе не подпустит.

К счастью, искусственный мрак под юбкой благоприятствовал продуктивной умственной деятельности, и вскоре Нацу осчастливила догадка: примерочная! Примерочная же!!! Он вошел к Люси в примерочную, когда она что-то примеряла! У-у-у, это ж надо было так лопухнуться! Сам ведь еще поучал Отмороженного: если дракониха мерит одежду – скажи ей комплимент, иначе она расстроится! Вот так все в итоге и вышло — Нацу по рассеянности забыл про комплимент, и Люси огорчилась, а теперь – бесится.

- Три!

Фух, еле поспел к концу счета!

Парень зажег на лице самую доброжелательную из своих улыбок и сдернул с головы заслонявший свет юбочный чехол.

Да, кстати, а что Люси мерила? Это важно, ибо ему нужно знать, что расхваливать.

Драгонслеер с любопытством обозрел красную, ощетинившуюся, как дикобраз, девушку. На той было всего два предмета одежды, что давало два варианта для комплимента, из которых он, основываясь на индивидуальных предпочтениях, выбрал второй. Как водится, за изящными словесами Нацу в карман не полез.

- Суперские трусы, Люси! - от всей души ухмыльнулся ей он. - И зад у тебя – офигительно потрясный!

Ух, здорово вышло! Юноше даже самому понравилось. Одним выстрелом – двух зайцев: и вину загладил, и впечатления свои высказал - взаправдашные!

Люси осыпало мурашками: попал же ведь, любезник, пальцем в небо! Она сама двумя минутами ранее забавлялась похожими думами. Разве не тешила она себя мыслью, что в этих трусах ее бедра кого хочешь соблазнят? И огненный маг на своем сленговом наречии озвучил то же самое! Это его выражение - «офигительно потрясный» - как бы оно прозвучало в литературном варианте? «Потрясающий»? «Восхитительный»? «Сногсшибательный»? Бог ты мой! Да ведь это прямое признание того, что ему нравится ее попа! И, наверняка, далеко не в платоническом смысле! Нацу… Нацу считает ее попу сексуальной!

Слова огненного мага, словно семена, упавшие в благодатную почву, где все уже было готово их принять, взошли незамедлительно. Первый росток дразнящего волнения пустил стрелку внизу живота, и ползучие побеги сладкой дрожи вмиг пронизали все тело. Ощутив в интимной области легкое покалывание, Люси в неловкости переступила с ноги на ногу, бессознательно потирая меж собой бедра.

Что это? Неужели возбуждение? Но откуда оно взялось? Как она могла так скоро зажечься, если Нацу к ней даже не притрагивался! Он всего лишь похвалил то, как сидят на ней трусы, а Люси моментально «поплыла»! Что же это? Неужели она потеряла себя от одной только мысли, что он считает ее сексуальной? Одна мысль посеяла внутри эту сладострастную смуту? Одна мысль сорвала замок с темницы, где томились в тяжком заточении низшие потребности тела? И на что только она повелась! Ведь то, как Нацу сформулировал – это совсем не романтично, грубовато даже: «Зад у тебя – офигительно потрясный»...

Ягодицы покрылись мурашками, низ живота разнузданно заныл. «Не может быть»… - жутко сконфузилась блондинка. Ее, что, заводят дерзости???

С еще большей неловкостью и смущением Люси вновь запереминалась с ноги на ногу, теснее сжимая бедра. Томительная нужда ширилась в самом интимном из всех мест.

Ой, что же она натворила!

Боязливо подняв карие глаза, блондинка с трудом опознала его – того, с кем имела дело пару мгновений назад. Поразительно, с какой непостижимой быстротой этот парень может меняться! Доля секунды, и на месте добродушного недотепистого баловника – крепкий, осанистый воин, один вид которого обращает в бегство врага. В статной позе, в расправленных плечах, в прямом взоре сквозит предостережение: он готов биться за свое и тот, кто встал у него на пути, еще горько пожалеет об этом.

Нацу никогда не принимал этой стойки без причины. А возможным поводом могло служить лишь одно – неприятель. От соблазна оглянуться и проверить, не материализовался ли какой окаянный у нее за спиной, Люси отвратил страх. В глубине души уже брезжило тревожное предвестие: что, если там никого нет? Что, если обернешься и увидишь лишь зеркало? Что, если в том зеркале – ты сама? Получается, она и есть враг Нацу? Люси – его враг?! Или же нет… Или же не враг, но неприступная крепость, стены которой убийца драконов намерен штурмовать?

Она запахла зреющей истомой, и он не мог не узнать этот аромат. Правда, огненному магу не хватило догадливости связать возникновение запаха с собственным талантом красноречия: он не думал, что сам запустил процесс, бурно развивающийся теперь в его драконихе. Зато мозг юноши хорошо сработал по другому вопросу: Нацу искал для них с Люси тихое, укромное гнездышко, и вот вдруг оба они очутились в таком. Эта примерочная будто создана по его запросу: тут тесно и только один выход, к которому он, разумеется, любимую не подпустит. По крайней мере, пока они не выполнят священный долг всякой добропорядочной драконьей пары. Он просто не может тянуть с этим дольше. Нужно поставить жирную точку. Сейчас!

- Н-нацу… - девушка неуверенно попятилась.

«Ему не нравится», - тут же поняла она, ловя отблеск неодобрения в серых глазах. Убийца драконов явно не приветствовал ее отступление и, как только она отодвинулась, тотчас же снова сократил дистанцию. То, как, не стесняясь, по-свойски блуждал по ней его взгляд, заставляло Люси мечтать немедленно прикрыться. Неважно, чем! Главное – помешать Нацу рассматривать ее, точно породистую лошадь на аукционе, оценивая каждую выпуклость, каждый изгиб, каждую ложбинку на теле, будто юноша уже заранее предвкушал ту усладу, которую лично ему вся эта рельефность принесет. В конце концов, глаза достигли финального рубежа и с жарящим давлением впились в черный хлопчатобумажный треугольник. Люси почудилось, что трусы сейчас вспыхнут – если не из-за драгонслеерской магии, то от накала самой заклинательницы, которой вдруг сделалось горячо между бедер.

Протянув руку, она наугад схватила с крючка какую-то тонюсенькую маечку, заслоняясь той от огненного мага. Как будто это ее защитит! Ха-ха! Да что он может - этот хлипкий, эфемерный, чисто символический барьер? Задержать на подступах к крепости убийцу драконов?! Куда уж там! Нет, никто более не поручится за сохранность укреплений. Никто не гарантирует Люси неприкосновенность. Никто не даст за ее благополучие и ломаного гроша.

Попытка девушки спрятаться от его взгляда понравилась юноше примерно так же, как и предыдущая — когда она пыталась отдалиться: он был недоволен ее несуразным поведением. Опять она ломается? Что за глупые увертки! Не понимает, что ли, что шуткам конец? Это уже совсем не забавно! Ему до чертиков надоело играть в догонялки. Он бы с удовольствием сыграл с Люси во что-нибудь другое, но только потом, после драконьего поцелуя: мочи ведь нет больше терпеть! И она-то, главное, как это выдерживает? Неужто готова мириться с природными нуждами лишь из упрямства, только чтобы продемонстрировать несгибаемую силу воли? Ну он и так знает, что Люси у него волевая. Сейчас-то ей это зачем? Сейчас – когда ее дракон рядом!

Блондинка снова отодвинулась – огненный маг тут же последовал за ней. Мелкими, короткими шажками она отступала вглубь кабинки, он – не позволял ей отойти дальше вытянутой руки.

Вместе с юношей заклинательницу преследовало ощущение дежавю: кичливо и безвкусно обставленный особняк, библиотека с длинными рядами полок, уходящих к потолку, и книга в золотой обложке. Да, это их первая миссия. Тогда новоявленные партнеры коренным образом разошлись во мнениях. Парень считал, находку необходимо уничтожить, как того требовал заказчик. Девушка, шокированная его готовностью сжечь предсмертный опус гения, отказалась отдавать том. И тогда посуровевший маг, запалив на руке огонь, стал надвигаться на нее, полный решимости отнять обреченную на сожжение книгу – сокровище, которое блондинка крепко прижимала к груди.
Он точно так же теснил ее к стене и сейчас. Так же, как в тот день, Нацу был настроен забрать у Люси нечто драгоценное – то, что она отчаянно хотела уберечь. Потому что считал, что так будет правильно. Потому что был уверен: он добивается того, что по праву ему причитается. Так принято у драконов, а из всех сводов правил на свете драгонслеер уважал только два: тот, который постиг в Fairy Tail, и самый первый – тот, которому учил его Игнил.

Задрожав, заклинательница отступила еще на шаг вглубь кабинки, точно жертва, зачарованная смертоносным взглядом хищника. Что у него с глазами? В них расплавленный янтарь и червонное золото – будто Нацу смотрит на пожар, и жадные зарницы яростно бликуют в сером ободе зрачка. Или же это не он, а, напротив, она смотрит на пламя – то, что бушует внутри драгонслеера? Может, она заглянула в кратер вулкана? Там бурлит и клокочет кипящая лава, грозя исторгнуться огненной струей. Говорят, взгляд, как зеркало души, обнажает сердце. Тогда почему в пламенной душе убийцы драконов Люси видит себя? Ее лицо – в самом сердце огня, у истоков ревущей стихии. Потому ли лишь, что Нацу смотрит на нее? Потому ли только, что ее черты отражены в его глазах?

А ведь это далеко не первый раз, когда у него так пламенеет взгляд! Заклинательница замечала за юношей и прежде, еще тогда, когда у него начались первые неконтролируемые вспышки магии, которые позже сами собой прекратились: временами, особенно в моменты таких вспышек, в серой мгле мерцали янтарные огоньки. Она видела их и на первом свидании, когда огненный маг подозрительно настойчиво предлагал ей раздеться. Что они значат? Люси больше стеснялась, нежели действительно затруднялась дать себе ответ. Не нужно сложных логических выкладок, чтобы понять: пламя вспыхивает, когда Нацу возбужден. И голодный костер в серых глазах означает ту же напасть: это его желание – так оно выглядит у огненного убийцы драконов. Нацу хочет ее… Бог ты мой!

В томном спазме сжались интимные мышцы – в глубине горла затрепетал стон. Любовный зуд окутал бедра, сомлели ягодицы, наполнились страстью соски.

Да что же это делается! Почему вместо того, чтобы испугать, осознание истинных намерений драгонслеера только подхлестнуло ее собственное возбуждение? Почему тело так остро реагирует на его слова, на взгляды, даже на звук дыхания, которое, кстати, у обоих сильно участилось. Как же остановить это? Ведь Нацу, наверняка, завелся из-за нее. Люси уж и самой стало казаться, что вокруг витает специфический запах, исходящий от ее намокших трусиков. Не зря же парень так пристально на них глядел! Ей было невообразимо стыдно. Подумать только: он вдыхает тот же самый воздух, с тем же самым ароматом непристойности, который для его носа в разы звучней. Если бы можно было как-то приглушить этот запах, унять плотские желания, обратить вспять перестройку организма, нацелившегося на половой акт… Увы, Люси не могла обуздать растущее, точно на дрожжах, вожделение. Нельзя остановить его. Не выйдет - как не выйдет выключить сердце. Влечение вшито в генетический код. Оно исконно, примитивно, бесконтрольно и неотъемлемо – как жар и озноб, как ток крови по жилам, как биение пульса.

- Н-нацу у-успокойся, х-хорошо?

Люси продолжала отходить от убийцы драконов, одновременно пытаясь достучаться до его благоразумия. Но кого можно убедить таким жалким, трясущимся, на грани исчезновения голосом?

- Просто выйди из кабинки и...

Девушка слабо ойкнула, вспугнутая новым ощущением: что-то гладкое и прохладное коснулось разгоряченных ягодиц. Последние полшага привели ее к глухому отчаянию – спина уперлась в зеркало, за которым непреодолимой преградой встала стена. Мышеловка захлопнулась – бежать больше было некуда.

Для Люси игра в кошки-мышки окончилась поражением – окончилась преждевременно. У Нацу еще оставался в запасе один ход. Когда убийца драконов сделает шаг, вычеркивая последние сантиметры между ним и угодившей в его западню девушкой, он выиграет эту партию: окажется так близко от прекрасной пленницы, что ее крупные молочные железы неминуемо уткнутся ему в грудь.

Люси зажмурилась, испуганно вжимаясь в зеркало.

Ну, почему же он ее не слушается? Она же просит прекратить! Зачем Нацу крадет последние крохи ее личного пространства вместе с тысячами нервных клеток, сгорающих в горниле внутренних противоречий, раздирающих заклинательницу на части? Что он собрался делать с ней? Уничтожить последний оплот целомудрия? Покончить с невинностью, которую порочный разум, смакующий мысль о сладости мужских ласк, похоже, и так уже напрочь растерял?

Люси точно знала, когда Нацу ее настиг. Даже зеркало утратило прохладу с его приближением. Голос истлел в пересохшем горле, губы не могли пошевелиться, будто кто-то забыл смазать маслом двигающий их механизм.

Еще секунда мучительной неизвестности, и вдруг – девушка затрепетала: словно теплый влажный бриз овеял разморенное тело, разгоняя по нему волны чувственной дрожи. Что с ней сотворили? Люси абсолютно не представляла себе. Казалось, вдоль изгиба шеи медленно провели губами, едва касаясь ими молочной белизны, купая тонкий покров во влажно-знойных облачках дыхания. Но как Нацу до этого додумался? Ведь предполагалось, что огненный маг ничего такого знать не может! Откуда ему известно, как ублажать женщину? И потом – от убийцы драконов она ожидала совсем других методов: более прямолинейных и менее искушенных. Он ведь смотрел на нее так, словно хотел превратить в наложницу огня, начинить ее лоно пламенем, утолить благостным женским телом чудовищный голод мужской раскаленной плоти. Кто же мог подумать, что после такого взгляда он примется трепетно нежить ее шею?

Но Нацу делал именно это – терся кончиком носа о бархатистую кожу, усеивая ее дразняще волшебными мурашками. Люси дрожала, чувствуя, как глубоко юноша вдыхает воздух, словно пытаясь уловить в нем нечто потаенное. И чем только ее шея приманила к себе этого токсикомана? Разве что с утра девушка немножко спрыснулась духами… Упругие вихры нежно щекотали подбородок. Убийца драконов упорно обследовал каждый вершок. Нет, вряд ли, его влекли пары благовоний. Скорее, наоборот – он выискивал тонкие ноты ее собственного аромата, затаенные где-то между отзвуком душистой воды и сильным призывным благоуханием страсти.

Люси запрокинула голову, упираясь затылком в твердую поверхность зеркала, обвивая юношу свободной рукой. Вторая так и держала бесполезную маечку, в пылу событий позабыв ее отпустить. Веки отяжелели, хотелось утомленно закрыть глаза, а потом дать волю голосу и облегчить грудь: бесстыдное «Ааах…» так настойчиво просилось наружу…

- Ммхх, - насильно потушила стон девушка.

Нацу тут же оторвался от шеи блондинки и заглянул ей в лицо. Зачем Люси сдерживается? Хочется стонать - так и стонала бы! Он желал видеть карие омуты, но те были скрыты за смеженными веками – только длинные ресницы взволнованно трепетали, да стыдливый румянец расплескался по щекам. Теплый воздух струился из небольшой щелки, нарочно оставленной между губами, чтобы помочь затрудненному дыханию.

Этим-то юноша и воспользовался – девичьи губы обволок поцелуй. Наконец-то Люси стало комфортно – Нацу моментально ликвидировал остатки сухости, смачивая их живительной влагой. С истомленным полустоном заклинательница ответила ему.

Она не представляла – не подозревала и даже не догадывалась, какую непоправимую ошибку совершает. Для девушки это был просто поцелуй. Конечно, шквалистый и разгоряченный, как и подобает моменту, но вполне ожидаемый. Логичное продолжение того, что начал огненный маг. Однако для Нацу все было иначе. Он целовал ее, чтобы узнать ответ. Он спросил дракониху, готова ли она идти дальше, и та ответила – Люси сказала ему «да».

В следующий же миг драгонслеер жадно втянул в себя ее губы, приобщая к поцелую язык. Пойманная врасплох девушка едва успела защититься, плотно закрывая рот.

О небо, Нацу чокнулся! Это ведь та самая техника! Еще бы чуть-чуть, и они бы поцеловались гораздо глубже и интимнее, чем когда-либо раньше! Но ведь говорят, такие поцелуи - это абсолютно новый уровень, нечто сумасшедшее и запредельное по градусу страсти. А им и так страстей хватает! Не нужно усугублять. Их паре вполне достаточно обычных приемов, а эксцессы лучше оставить другим.

Замечательная резолюция. Только теперь заклинательнице следовало донести ее до сознания партнера, а то убийца драконов, охаживающий языком нежные губы, похоже, не понимал, что яростная оборона – красноречивый намек сбавить обороты.

- Погоди… - блондинка попыталась отворотить лицо.

Только-только она отыграла себе малюсенький клочок пространства, как парень вновь присвоил его себе. От настоятельного языка невозможно было увернуться. Шкодливый проказник увещевательно гладил пухлые уста упрямицы, настойчиво напрашиваясь к ней в ротик.

- Ну что ты делаешь?! – возмутилась заклинательница, отклоняясь назад, насколько позволяла ей ее невыгодная позиция. – Нацу!

- Драконий поцелуй.

Хотя юноша, наконец, заговорил и даже дал ей исчерпывающее объяснение происходящего, девушка не только не удовольствовалась этим, но еще и здорово перетрусила.

«О нет! Только не это! Мы ведь не можем… Прямо здесь?!»

Дракониха упрямо воротила прочь лицо, и огненный маг, решив вернуться к нему попозже, вновь перекинулся на чувствительную шею, возя по ней горячим и чудесно мокрым языком.

Блондинка разом потеряла нить мысли. А-ах, как же сладко…

Набухшие, увлажнившиеся половые губы нежно затокали.

О… ч-чем… о чем она думала? Что-то… что-то ни в коем случае… нельзя… ох!.. н-никак… н-нельзя д-делать… Здесь, сейчас… этому не место и… не время. Только…

…только здесь – это где? Сейчас – это когда? Который нынче день? Какое время суток? Где она вообще находится?

«А-а-а! Боженьки!»

Тело буквально заискрило мурашками. Люси вскрикнула, в полубезумии вцепляясь в розовые вихры.

Ах… А-ах… Его казнить надо – так бессовестно подорвать самые основы ее самоконтроля! Зачем он полез языком прямо в ухо?! Да что ж это такое! Чего Нацу так и норовит запихнуть в нее эту штуковину?

О-ох, что-то сталось с бедной головой. Все куда-то плывет, отдаляется, теряет важность и цену. Все, кроме Нацу. Только он имеет значение. Только убийца драконов, с упоением ласкающий ее шею. Он ей нужен – нужен, как никогда.

- Нацу…

Люси бессильно провела ладонью по взъерошенным волосам. Рука опала, замирая на крепком мужском плече. Чистое безумие… Все зашло слишком далеко…

- Нацу!..

Снова, как и в прошлый раз, огненный маг с какой-то необычайной заботливостью откликнулся на ее мольбу и, оставив шею, по новой принялся за рот. Поцелуй за поцелуем ложился на припухшие, запьяневшие губы – ласково, но настойчиво, не давая забыть о том, что ждет впереди.

Они уже взяли над ним контроль – заповеди, вложенные Создателем в драконье дитя. Память крови хранила все необходимое: притчу об обряде, наставления матери-природы, завет приумножать ее богатство, воспроизводя себя. Бессознательно исполнялось завещанное, даже если сам исполнитель и не ведал, в чем смысл предписаний, даже если не слыхал об их существовании, даже если этот дракон был наполовину человек. Кровь повелевала им, шептала, что за чем должно идти, ставила цель, которую необходимо достичь.

Доставить удовольствие драконихе. Слушать ее, исполнять желания: все, что она попросит – самый причудливый каприз. Довольная дракониха – залог успеха, недовольная – полный провал. Чем лучше она будет себя чувствовать, тем выше шанс зачать потомство, которое пара создает в великом удовольствии, разделенном на двоих.

Про себя Нацу знал наверняка: ему хорошеет от крепких объятий, когда Люси жмется к нему животом, когда оголенные части тела заклинательницы касаются его кожи, и когда она коротко ахает, а потом, через секунду, истомлено шепчет его имя. Но вот вопрос – а что нравится ей? Ведь им обоим должно быть в равной степени хорошо. Так, может, Люси потому и упирается, что недополучает удовольствия? Она будто всегда отстает на один шаг…

Как же сделать так, чтобы она его догнала, чтобы они были на одной ступени, чтобы ей стало так же хорошо, как ему? Что ей больше полюбится? Как ее лучше лизать? Плавней? Чуть резче? У основания шеи? За ухом? В сладкой ямке, где шумно и бурливо стучит ошалелый пульс?

- Не надо…

Драгонслеер тут же послушался, прерывая эксперимент.

Не так? Неправильно? Ей не нравится? Не беда - надо просто попробовать по-другому: в другом месте, с другой силой, в другом ритме…

- Не делай этого…

Аргх! Опять не то? Прости, Люси, исправлюсь. Ну же, покажи мне, где ты хочешь… Где тебе приятней всего? Здесь? Может, здесь?

- Ммм…

Да! Так намного лучше! Правда же, я молодец? Погоди, я найду еще места! Много мест! Сколько угодно! Что, если вот тут?

- Нгххх…

А теперь вот тут…

- А-аа!…

Ох, болканью мать! Это оно, Люси! Тебе ведь понравилось, да? Я сделаю так снова, а ты - стони. Стони еще! Громче! Мне так нравится слушать твои стоны! Тебе хорошо? Ты довольна, Люси? Ты чувствуешь, как я тебя люблю?

- Нацу… ох, На-а-а-цу… Ну, пожалуйста…

Что угодно! Хочешь чего-нибудь? Только попроси! Твой самый невероятный каприз, самое тайное желание – любую странность, которая тебя осчастливит…

- Прошу, прекрати!

Нет…

Нет!!!

О, ч-ч-черт возьми! Нет!..

Лучше бы смертельный залп Этериона. Право, лучше бы это, чем слышать ее «прекрати». Потому что тогда смерть пришла бы моментально, потому что тогда – не знать бы ему вовек, как это – когда одно слово кромсает в лохмотья сердце.

Огненный маг повиновался. Природа требовала, чтобы он слушал партнершу - так же, как она слушала бы его, будь у нее те же драконьи инстинкты. Природа запрещала инициировать обряд, пока обе стороны не будут к нему полностью готовы. Природа страховала каждое свое творение: ей нужна была жизнь, а не смерть, будущее, а не закат драконьего рода.

Нацу делал все, как прописано в подсознании: слушал, слышал, но – не понимал. Единственное, что в этой ситуации было для него очевидно - страшная неестественность, дикость и даже преступность происходящего. Все было странно: «прекрати» - странно, понурившийся взгляд – странно, и эта ладошка, упирающаяся ему в грудь, - странно.

Ох, не этого должна была просить Люси! Не этого! Неправильное желание! Все шиворот-навыворот! «Прекрати», - говорит она. А должна бы, наоборот, умолять его не останавливаться.

Что стряслось? Что не так? Отчего она опять капризничает? Откуда выскочило вдруг это неумолимое «прекрати»? Ведь Люси уже дала свое согласие: ее губы ему покорились, из приоткрытых уст сочились нежные стоны, она дрожала – она и сейчас дрожит, объятая той же лихорадкой, от которой кипит его кровь! А этот сильный, томительный запах! Он ведь главный свидетель! Разве его показаниям нельзя доверять?! Он не умолкает ни на миг, он кричит, что Люси сейчас очень нужен Нацу. Ей нужен драконий поцелуй! Ей нужна его любовь! Так почему же этот славный запах расходится со словами? Почему Люси просит обратного?

Это был тупик. Безвыходный и неразрешимый. Нацу так долго скитался по лабиринту причуд, так долго пытался разгадать желания драконихи, так долго искал дорогу к ней, что, когда впереди забрезжил слабый свет, кинулся к нему со всех ног. Он следовал за резвым солнечным зайкой, надеясь, что ушастый приведет его к Люси, которая, наконец, призвала его к себе. Но вот убийца драконов уперся лбом в каменную стену, абсолютно глухую и непроницаемую, за которой спряталась любимая. И только два коридора перед ним: правый и левый – запах и слово, зов тела и эхо души. Который из них ложен, который - правдив, и что ему выбрать? Чему верить: слуху или обонянию? Ушам или носу? Запахам или словам? Нацу не мог определиться. Признать истиной одно означало усомниться в другом. Но ведь и то, и другое исходило от Люси, а она не стала бы ему врать! При всем желании нельзя подделать собственный запах! Слова – легко. Однако парень даже мысли такой не допускал. Беда была в том, что он слишком сильно верил этой девушке – порою слепо и иррационально, до смешного, до абсурда. Если бы Люси сказала ему, что завтра наступит конец света, что земля канет в пучину хаоса и разрушений - он бы поверил ей! Поверил и сейчас же побежал бы точить копья – ведь завтра ему вместе с друзьями спасать мир!

Но если слова Люси не врут, а запахи лукавить не могут, то получается, что это – безысходный парадокс, гордиев узел, с которым, если и возможно справиться, то только мечом – мощным ударом перерубив спутанные нити. Меч олицетворяет Силу – ее много в драконьей крови. Природа предостерегает против действий без согласия партнерши, но не сможет его удержать. Если Нацу захочет, он легко обойдет любые табу. Потому что механизм сдерживания рассчитан на драконов, а Нацу – больше, чем дракон. Он - человек. Он – убийца этих самых драконов. Он – тот, кто наделен их силой.

Когти дракона пронзят стену, рев – сотрясет ее, огонь – испепелит…

Рука дрожала. Люси едва не отдернула ее, когда кончики пальцев коснулись раскаленной груди. Нацу был сильно горячим. Но пугал не жар – пугало его сердце. Нечеловеческие, дьявольские удары прошли сквозь пальцы девушки и сотрясли все ее тело. На мгновенье ее собственный сердечный ритм исчез вовсе. Его сердце колотилось так, как если б собралось совершить суицид. Казалось, оно вот-вот лопнет, треснет, разорвет само себя. Оно билось, как у умирающего – в последнем сумасшедшем рывке, в последней агонии на пороге смерти.

Боже… почему? Почему оно так бьется? Почему Нацу так… плохо. Неужели из-за нее? Из-за того, что она его оттолкнула? Никогда раньше Люси не слышала, чтобы кому-то разбил сердце отказ в физической близости. Почему же это происходит с Нацу? Для него настолько важен секс? Он не может жить без него? Ну почему! Кто установил такие дурацкие правила? Проклятая природа? Разве это не жестоко? Почему он должен так мучиться? Почему должна мучиться она?

Стиснув зубы, Люси прижала ладонь крепче.

Тише-тише… Не стучи так сильно…

Она просто не могла. Не могла так поступить – отдаться ему здесь, в примерочной кабинке магазина. Не так ее воспитывали! Без клятвы провести вместе остаток жизни, без божьего благословения, без формального признания их союза обществом… А как же белое платье – символ чистоты и невинности? Как Люси его наденет, если сейчас разрешит Нацу сорвать девственный плод? Свадьба, венчание - для многих это предрассудки. Хорошо, назовите ее старомодной, но для нее это важно.

А знаете, как все было бы, останься Люси в поместье? Такой разительный контраст! Конечно, в этом случае ее ждало бы замужество. Разумеется, раннее, как принято в их кругах. Отец бы подыскал дочери подходящую партию, причем очень долго и тщательно рассматривал каждого претендента на ее руку. Навряд ли потому, что сильно дорожил единственной дочуркой, скорее, по той простой причине, что в богатых домах брачный союз есть важное вложение капитала с долгосрочной перспективой. Джудо, наверняка, проверил бы финансовое положение потенциального зятя и справился в соответствующих органах, не водится ли за тем каких грешков – нельзя же инвестировать средства в ненадежное предприятие. Далее, когда отец окончательно определился с выбором и обсудил все формальности с семьей жениха, Люси и молодого (если повезет) человека представили бы друг другу на каком-нибудь светском рауте. Потом бы они встретились еще пару раз: на скачках, на охоте, на балу, на похоронах какой-нибудь почтенной баронессы… И он бы посватался. Естественно, отец дал бы согласие. Сразу бы назначили день приема в честь помолвки и начали готовить приданое. После помолвки Люси еще какое-то время проходила бы в невестах. Конечно, были бы свадебные хлопоты, охи-ахи обожающих юную хозяйку служанок. И маленькие послабления от учителей, которые после свадьбы могли запросто и не увидеться больше с любимой ученицей – если вдруг муж ее решит нанять других педагогов или же вообще выступит против дальнейшего обучения молодой жены.

Но вот, наконец, и сама свадьба. Все, как положено: церковь, священник, обручальные кольца и брачный обет. За официальной частью следует торжественный прием. Много народу, много поздравлений, много карет, подвозящих к дому знатных гостей. Слуги, снующие туда-сюда с подносами, на которых высятся закуски и питье. Гул светской беседы в большой бальной зале, оркестр и танцы до глубокой темноты. Затем гости начинают разъезжаться. Люси, как молодая хозяйка, должна ласково проводить каждого. И свободно вздохнуть ей можно будет лишь тогда, когда нога последнего из них скроется в черной лакированной коляске, запряженной парой гнедых рысаков.

Только потом, когда суета уляжется, когда разойдутся по комнатам слуги, и молодожены впервые, может быть, за всю историю знакомства останутся наедине, суждено начаться тому, что называют первой брачной ночью… Если, конечно, у них обоих останутся на что-то силы после тяжелого свадебного дня.

Как далека та старая жизнь от новой! Жизнь, в которой Люси и подумать не могла, что встретит и полюбит кого-то вроде Нацу. Что он ответит ей взаимностью и что в один прекрасный день они окажутся в такой ситуации, как сейчас. Долгое время она вообще не знала, что бывает такая любовь, как у них. Не знала, что есть страсть, что помимо «супружеского долга» существует «физическое влечение», что можно испытать такое наслаждение, при котором забудешь себя.

Она была уже довольно сознательной девочкой-подростком, когда ей в руки попали «Мемуары мадам Дюбуа». Люси стащила книжицу с прикроватной тумбочки одной из семи нянь. Роман в мягкой обложке произвел эффект атомной бомбы. Наследница дома Харфилия чуть было не захворала. Три ночи она провела без сна, изучая автобиографию в прошлом успешной куртизанки, которая, не стесняясь пикантных подробностей и смелой лексики, описывала свою бурную жизнь и тех мужчин, которым посчастливилось принять в ней участие.

Люси читала под одеялом, подсвечивая себе маленьким карманным фонариком, выпрошенным когда-то давно у садовника. С каждой новой страницей ей открывались такие революционные истины о мужчинах и женщинах, об отношениях двух полов, что часто бедная девочка, не зная, куда себя деть от стыда, просто прятала багряное лицо в подушку. Правда полежав так с минуту, она всегда возвращалась к чтению. Эта книга манила ее, как запретный плод, как глоток настоящей жизни за кованными воротами поместья.

Неужели все это бывает? Все, о чем рассказывает эта бесстыдная женщина? Бывает любовь не как в сказках? А Принц и Принцесса? Неужели и они делают эти вещи?! Сказка кончается свадьбой, но что после? Неужели – это? Но ведь тогда и ей однажды придется…

В то время Люси казалось это невозможным. Слишком стыдно! Позволить другому человеку – мужчине – видеть ее наготу… Позволить прикасаться к тем местам, к которым она и сама-то едва притрагивается – только подмываясь (в отличие от мадам Дюбуа, которая, по ее собственным словам, любила поласкать там себя иной раз и без повода). Но посмотрите на Люси сейчас! Сколько раз Нацу видел ее голышом? Сколько раз он трогал ее грудь и ягодицы? А недавно прибором для окрашивания волос юноша тер ее промежность – через одежду, конечно, но это дела не меняет. И это еще далеко не предел! Ведь она чувствует: со временем она будет позволять ему все больше и больше. Это тогда, в детстве, она не понимала, как мадам Дюбуа не было противно, когда сэр Роберт мусолил ее шею. Это же омерзительно: чужие слюни, чужой пот… Видимо, омерзение уходит, если любишь человека так, как она - Нацу. Ведь, по сути, он только что «обмусолил» ее шею, а Люси не только не почувствовала отвращения, но даже постанывала от удовольствия и ни разу не вспомнила про стыд. Это когда же она успела так распуститься? Или же не «распуститься» - повзрослеть? Теперь ей понятно, что такое половое влечение: это когда ей, никогда прежде не вступавшей в половую связь с мужчиной, хочется этим заняться. Откуда она знает, что именно этим, если никогда не пробовала? Вероятно, один из тех низших инстинктов, о которых позаботилась природа.

Люси ощущала внизу как бы чашу – перевернутую вверх дном и совершенно полую. Ее теплые, запотевшие стенки истекали страстью, мечтая соприкоснуться с носиком чайника. Вход раскрывался ему навстречу, так что девушка интуитивно понимала, куда нужно этот «носик» вставлять. Он должен был заполнить собой внутреннюю полость, двигаться там и, в конце концов, заправить ее густой «заваркой».

Она хотела Нацу, как и он ее. Но разум призывал одуматься. Это противоречило всему, чему ее учили. Изысканные манеры, светский этикет – сбежав из дома, она больше не использовала ни то, ни другое. Люси нарушила уже не одну сотню правил: не носить короткие юбки, не смеяться громко, не посещать кабаки… Она давно отреклась от статуса юной леди Хартфилия, решив, что отныне и впредь будет просто Люси – Люси из Fairy Tail. Люси, которая хохочет до колик, наблюдая за «дружеским» гримасничаньем Нацу и Грея при появлении Эрзы. Люси, которая вместе с буйной ватагой фейритейловцев веселится в тех кабаках, куда воспитанные леди боятся и одним глазком заглянуть. Люси, которая носит исключительно короткие юбки – в ее гардеробе нет ни одной ниже колена. Однако есть правила - глупые, которые нарушить не грех, а есть те, с которыми согласно сердце.

Люси очень хотела походить на маму. Лейла Хартфилия была тем человеком, к которому заочно обращалась заклинательница в трудный час. Что бы она сказала своей дочери теперь? Что бы посоветовала? Одобрила бы то, что Люси делает? Пожурила бы? Но это, в сущности, даже и не важно. В независимости от того, что сказала бы ей мама, девушка поступила бы так, как поступила сама Лейла. Подумайте, разве Лейла Хартфилия позволила бы лишить себя невинности почти прилюдно – в примерочной кабинке магазина, без кольца на пальце и без каких-либо гарантий на будущее? Вопрос риторический, даже отвечать на него – глупо.

Люси не могла. Как бы ни было плохо Нацу, как бы ни страдала она сама – Люси не могла! Почему он не спросил ее раньше? Почему он вообще никогда с ней об этом не заговаривал – всерьез, а не намеками, типа: «Раздевайся, Люси»?
Она не так наивна, чтобы верить в платоническую любовь. Вряд ли любить лишь женскую душу, не грезя о теле, способен хоть один мужчина. Нацу – тем более: он ближе к природе, в нем этот зов звучит сильней, чем в любом другом человеке. Пусть Люси в сердцах и обвиняет во всех бедах коварство мироздания, но это «коварство» продолжает жизнь на земле. Нацу не виноват, что ему хочется. Но вот то, что он не спросил ее мнения, очень обижает. Мог бы и поинтересоваться: «Эй, Люси, как ты думаешь, мы можем заняться любовью?». Слишком идеально. Слишком непохоже на него.

Теперь она должна успокоить раненое сердце, забрать половину горечи себе. Потому ее ладонь у него на груди, как бы ни было больно ощущать эти удары. Они справятся – вместе они всегда справлялись.

Блондинка вдруг вздрогнула, ощутив давление на руку. Переполошились мысли, пластилиновым комком подкатил к горлу испуг.

Что происходит?!

Давление увеличивалось. Рука под прессингом напирающего на нее огненного мага сдавала одну позицию за другой.

Сломать стену, сравнять ее с землей, спалить дотла. Ибо та, кого дракон нарек своей драконихой, не смеет отгораживаться от него ничем. Если запах правдив, если слова правдивы, то где больше истины? Кто знает ответ, кроме самой девушки, отсиживающейся по ту сторону баррикад? Это ее тело, ее душа, и Люси должна объяснить, почему две ее половины хотят противоположного, почему в ней нет единства, почему она прячется от его любви?

Нет, это совершенно невозможно, чтобы он не принял ее отказ! Люси знала: Нацу не эгоист. Не может быть, чтобы ему было до лампочки ее несогласие. Он обязан учитывать ее мнение, уважать ее чувства! Он… он ведь не станет ее заставлять… верно? Нацу не посмеет… не посмеет взять ее против воли? Он не изнасилует ее… о господи, не изнасилует... ведь так?

- Люси…

Душа заметалась, как мотылек, пойманный в ладонь. Если бы только мотыльку стать солнечным зайчиком! Если бы только, как неуловимый луч света, упорхнуть из тюрьмы…

- …я хочу тебя любить.

Карие глаза смятенно расширились. Сердце сжалось и затрепетало, как пичужка в тесной клетке. Люси не могла более противостоять. Нацу подался вперед, и в этот миг ее вторая рука ощутила: тыльной стороны ладони коснулась раскаленная твердь. Три слоя одежды не смогли замаскировать ни ее температуру, ни внушительную мощь. Этот орган, что адово пульсировал внизу, тоже хотел любить ее. И желание его было не менее отчаянным, чем жажда сердца.

Мятая майка вывалилась из оцепеневших пальцев, красной пеленой застелило глаза. Тело стало ватным, колени – желейными. И теперь Люси чувствовала – обе ее руки чувствовали – это горячее желание любить ее. Безумное сердцебиение. Бешеный пульс.

Проводниками любви называют многие части тела. Говорят, «женщины любят ушами, мужчины – глазами». Но сегодня Нацу показал Люси, чем любит ее он. И теперь она, кажется, поняла: для него нет деления. Он не проводит границ между телом и душой. Для него, может быть, вообще неясно, как можно любить что-то одно: то или другое. Он не сказал «твое тело» или «тебя всю», он сказал просто - «тебя»…

Люси высвободила руку – ту, в которую уперся возбужденный член, и обняла ею юношу, уцепляясь за накидку, пальцы второй – запутала в розовых волосах. Привстав на цыпочки – самую малость, ведь у них не такая большая разница в росте – она сама первой поцеловала его, привлекая к себе.

«Люби!»

Нацу точно услышал ее мысли. В два счета убийца драконов припер блондинку к зеркалу, напускаясь на нее с поцелуями и разом выпивая весь воздух. Он даже не давал ей стонать – стоны копились в горле, и когда место там закончилось, Люси вылила их прямо в поцелуй.

Взявшись за округлые бедра, юноша слегка оттащил девушку от зеркала, придвигая таз к себе и заставляя прогнуться в талии. Вот оно – ее предназначение! Люси такая гибкая – для него: чтобы она могла двигаться, как ему нравится, чтобы ее тело подстраивалось под всякую позу, которую он ей придаст.

Левая рука сильнее стиснула бедро, правая - влезла под топ, быстро продвигаясь наверх, к лопаткам.

«Боже… мой…»

Мурашками затопило всю спину. Люси прервала страстный поцелуй, чтобы не погибнуть без воздуха. Нацу не ждал, пока она всласть надышится – опять взялся за шею.

«Ах!!»

Оказалось, он помнит про ее слабое место - юноша обмел чувствительный островок языком. Векам опять захотелось закрыться, рту, наоборот, распахнуться, коленям – не держать больше расслабившееся тело. Вот если бы сесть сейчас… А лучше – лечь…

Люси утомленно дышала. Карие глаза, медленно отворившись, снова захлопывались – девушке было трудно сохранять их открытыми. Но вот она моргнула в очередной раз и обомлела: Господи, что это? Это… они?!

В кабинке было еще одно зеркало, о котором блондинка напрочь позабыла, пока случайно не наткнулась на него затуманенным взглядом. Первоначально разум отказался верить. Неужели эта зацелованная, обласканная, растомленная женщина – она? Неужели это ее вжимает в зеркальную стену распаленный от страсти мужчина? Неужели эта пара, наслаждающаяся жаркой любовной игрой, – их с Нацу отражение, то, как они выглядят сейчас. Люси бы никогда не подумала, что они могут смотреться так сексуально. Но, боже-боже-боже! Как же возбуждает наблюдать за их занятием со стороны!

Она так увлеклась, что едва не прошляпила исторический момент: убийца драконов протиснул ладонь под тесемку стрингов – с правого боку. Нацу надоело, что что-то лишнее попадается под руку, когда он гладит девичье бедро. Для девушки же это был совершенно новый опыт: никто никогда не пересекал эту границу. В ее белье никогда не забиралась чужая рука.

Юноша все больше склонялся к тому, что от трусов пора избавляться. Пускай они и украшают ее попу, но без них Люси в сто раз краше. Руки сами тянулись туда, поближе к запаху. Лизнуть ее там, где он обитает, откуда исходит… Долой трусы! Пусть убираются с дороги! Настал его черед, и он будет лизать Люси везде! На его драконихе не останется не помеченных им «белых пятен». Его язык побывает в каждом уголке, исследует тело любимой вдоль и поперек. Спорим, Люси придет в восторг, когда познает его любовь там, где касаются ее эти трусы! В конце концов, все, что может ткань – прикрывать ее естество, он же, наоборот, раскроет его. Он заставит Люси почувствовать свое тело. Наверняка, она многого даже не подозревает о себе. А Нацу ей покажет! Он уже нашел одно место, в котором ей особенно приятно ощущать его поцелуи. Он найдет еще! Он будет целовать Люси, она – узнавать, что в ней так много прекрасного, столько удивительных мест, о которых она не задумывается, но которые горячо любимы им.

Огненный маг добрался уже до плеча, зубами стаскивая с него бретель топа. Твердая ладонь проскользила вниз по спине вдоль всего позвоночника и без заминки нырнула в трусики. Миновав маленький треугольник у талии, пальцы завладели территорией ягодиц.

О да! Наконец-то, ему можно больше, чем этим трусам!

В порыве страсти убийца драконов схватил заднюю тесемку стрингов и сильно натянул. Ластовица врезалась в промежность, притесняя обильно умащенную плоть. Ткань перепачкалась в любовном соке, Люси громко застонала, уже нисколечко не контролируя себя.

А Нацу внезапно захотелось снять шаровары. И накидку. И вообще раздеться догола. При нынешних размерах мужского достоинства вещи стали ему маловаты. Путы одежды страшно бесили. Налившийся могучей силой член рвался на свободу. Он ощущался теперь такой же важной и самостоятельной частью тела, как рука или нога. И так же, как рукам было необходимо дотрагиваться до Люси, член тоже возжелал иметь с ней прямой контакт. Удивительно, что это желание вдруг сделалось столь же значимым, как лизнуть всю Люси целиком, и едва не обогнало его теперь, когда девушка так оглушительно сильно запахла.

~~~
- С точки зрения природы, драконья пара служит для продолжения рода.
~~~

Нацу неожиданно оторвался от Люси и, отпрянув на шаг, принялся яростно расстегивать ремень.

К девушке мгновенно возвратилась паника.

«Господи!» - заекало сердце.

Они это сделают! Они точно это сделают! Теперь уж точно. Никаких сомнений! Ее первый раз… состоится в примерочной кабинке!

Пульс зашкаливал. Блондинка прикусила губу, наблюдая, как убийца драконов выдергивает пояс из пряжки. На секунду она закрыла глаза, потом снова растворила, останавливая взгляд на любимом. Его лицо, пожалуй, пуще всего выражало сейчас целеустремленность. И так же, как когда-то она впервые признавалась небесам в своих чувствах к нему, Люси вновь обратила туда голос души: «Прости, мама! Я не могу его оттолкнуть».

Заметив на себе ее взгляд, Нацу бросил ремень, кидаясь к блондинке и возобновляя поцелуи. Ему катастрофически не хватало терпения. Даже на то, чтоб избавиться от одежды. Как он мог тратить время на раздевание, когда Люси была тут! Его Люси – нежная, пленяющая, пахнущая, как медовый сироп. Он задрал ей майку, водя ладонями по стройным бокам – скользя ими наверх и затем вниз, очерчивая изгиб талии, ощущая кончиками больших пальцев, как трепещет от его прикосновений ее живот. Сильная. Ранимая. Забавная. Отзывчивая. Странная. Любимая…

~~~
- Так дети вылупляются из яиц? – поинтересовался мальчуган у родителя.
- Не все, но драконьи детеныши – вылупляются, - отозвался Игнил.
~~~

Нацу наугад ткнулся Люси в живот. Хотелось тереться об нее. Прижимать к ней пылающий член. Хотелось завладеть ее запахом. Завладеть всей Люси. Взять все, что у нее есть. Дать взамен все, что есть у него. Убийцу драконов словно распирало изнутри от жажды разделить с любимой все: мысли и чувства, эмоции и ощущения, сердце и душу, тело и огонь.

Девушка отрывисто всхлипнула. Ее рука, сжимавшая накидку, отяжелела, и под ее весом уже не сдерживаемая ремнем конструкция съехала с бедер драгонслеера на пол.

Огненный маг мысленно поблагодарил подругу. Ему нужно было освободиться от одежды, но очень уж «давила жаба»: Нацу не желал жертвовать ни одной секундой из тех, что он занимался драконихой. Потому, если бы Люси сама его раздела, это было бы очень здорово. Хорошо, что теперь накидки нет, но этого слишком мало. Между ними не должно быть преград. Тряпки мешают! Мешают Люси почувствовать его, мешают Нацу почувствовать ее.

~~~
- Игнил! Игнил! Я придумал! – кричал шумный взъерошенный мальчишка семи лет. - Я хочу младшего братика! Скорее снеси мне яйцо!

Громадный дракон едва не закашлялся. Уф, ну слава Богу, отпустило! Таким великанам, как он, обладающим столь разрушительной магией, надо быть очень осторожными. Иначе можно ненароком что-нибудь сломать или кого-нибудь покалечить. Кашель и чих особенно опасны, так как во время низших рефлексов, магию контролировать не всегда получается. Иной раз можно устроить землетрясение или, в случае его стихии, сжечь реликтовый лес. Игнил помнил, как еще в юности, чихнув, случайно снес верхушку горы. Помня о том неловком происшествии, дракон и пытался приучить воспитанника закрывать рот, когда тот чихает. Паренек как раз очень ладно устроен для этого дела: у него две человеческие руки – сам Бог велел ими пользоваться. Однако розововолосый безобразник и не думал. По какой-то неведомой причине Нацу отлично усваивал только уроки магии и боевого искусства. С чтением у него было так себе, с арифметикой – ни шатко, ни валко, ну а вбить воспитаннику в голову основы основ этикета Игнил уже давно отчаялся. «Шалопай!»

- Бог с тобой, Нацу, - подавив кашель, заговорил он. - Драконы не несут яиц.

- Как это не несут? – выпучил глаза малец. - Ты ведь сказал мне, что драконьи детеныши вылупляются! Где же тогда драконы берут яйца?

- Их откладывают драконихи.
~~~

Поскольку с избавлением от накидки держаться девушке стало не за что, она, секунду помешкав, положила ладонь прямо на ягодицы юноши. На них-то вот, благодаря пристрастиям огненного мага в одежде, нечасто полюбуешься: вечно чем-нибудь да завесит – не юбкой, так плащом. Но Люси все-таки везло. Она видела Нацу в трусах – и в плавательных, и в обыкновенных. Так что вполне могла вернуть ему комплимент про «офигительно потрясный зад». Поначалу несмело она повела ладонь по кругу, ласково поглаживая драгонслеера, на что тот сказал «Хнн!» и, забыв про талию, крепко схватил девушку за попу.

-Мнх! – а это уже ее собственный возглас.

Скорее!

Когда Люси его приласкала, Нацу понял – он не утерпит. Не сможет оставить «самое вкусное» напоследок. Сначала юноша думал, что «там» он закончит их драконий поцелуй. Ведь «в том месте» была самая главная интрига. Огненный маг очень любил смущать блондинку напоминанием, что видел ее голой и не раз. Однако, по правде говоря, Нацу видел не все: Люси никогда не показывала ему то, что находится у нее в промежности. А, между тем, там-то и пахло сильнее всего. Там располагалась «кнопка хорошего настроения», которую он обнаружил совершенно случайно – играясь с окрашивателем для волос. Но сейчас ему никак не выдержать отсрочки. Нацу надо припасть к источнику любви немедленно. Затянуться душистым ароматом, таящимся между бедер – вдохнуть так глубоко, чтобы каждая клетка впитала в себя этот запах. Ощутить привкус наслаждения Люси на губах, языком найти его истоки и погрузиться в них, вылизывая дочиста ее ароматную любовь. Ему нужно вылизать ее немедленно, иначе он спятит.

- Нацу!

Убийца драконов рухнул перед девушкой на колени, обнимая за ягодицы и зарываясь в бедра лицом. Треугольник трусов оказался прямо у него под носом.

Жадный вдох.

Блондинка обмерла. Нервы натянулись, словно струны.

Обжигающий выдох.

Реальность размылась. Заложило уши, как при резкой смене высоты.

Прикосновение. Жар и влага сквозь тонкую ткань.

- А-аа!

Люси изогнулась, откидывая верхнюю часть туловища назад. Нижняя осталась во власти мужских рук. Бессознательно отыскав розовую шевелюру, девушка, не соизмеряя силу, схватилась за торчащие вихры.

Боже мой... Ах, боже мой! Аа-ах… Ааах!

Внезапно ткань отошла от лобка – прихватив ее зубами, Нацу потянул на себя. Одновременно обе его руки подцепили тесемку, намереваясь стянуть трусы вниз…

- П-простите… Извините, пожалуйста…

Пара окаменела, полностью прекращая движение. Вторжение чужого голоса в их маленький рай застало врасплох.

Обоих.

Из раскаленной магмы в вечную мерзлоту. Из духовки в морозильную камеру. Из жаркого лета в студеную зиму.

- У-уважаемые покупатели, наш магазин закрывается. Пожалуйста, будьте так любезны… покиньте примерочную.

Тому, кто говорил, очевидно, приходилось нелегко. В голосе слышалось смущение и даже стыд. Несомненно, в магазине догадались, что происходит – по доносящимся из недр кабинки характерным постанываниям и шепоткам. Выдворить распутников постеснялись, до последнего надеясь, что те побалуются немного и сами уйдут. Но когда «баловство» затянулось, главный продавец не выдержала. Помощница была командирована к бесстыжей парочке – попросить молодых людей удалиться.

Заклинательница отпихнула юношу.

- Д-да… кх-кх, - она хотела начать как можно непринужденнее, но сбилась: горло не могло так быстро перестроиться на новый лад. Нет, не после всех тех стонов и страстных вздохов, что Люси издавала пару мгновений назад.

- Кхм.. – покраснела до ушей блондинка. – Я… я сейчас. Уже выхожу!

Проблемные посетители оставили магазин через минуту, снарядившись так быстро, точно спешили на пожар. Хотя, возможно, они, наоборот, удирали от огня – коль скоро фигуристая блондинка, чьи выразительные стоны возмутили, а, если честно – возбудили и заставили завидовать ей весь персонал, пылала так ярко, точно сама хлебнула пламени, а розовая шевелюра ее бойфренда на фоне этого впечатляющего цвета казалась даже и бледной.

~~~
Нацу несся со всех ног, на бегу прислушиваясь.

Так, кажется, правей. Теперь прямо. Снова направо.

Звуки приближались. Он пролетел через кусты, порядочно оцарапав плечо, но даже не поморщился. Подумаешь, ссадина! Зато путь срезал. Значит будет на месте быстрее и сможет их поймать. То, что именно «их», а не «его» – подсказывал нос. Да, совершенно точно – там двое: мальчик и девочка.

Прорваться через очередной кустарник. Чуть-чуть не врезаться в коварно затаившееся за ним дерево (конечно, можно было разглядеть издалека, но кто ж смотрит вдаль, когда бежит). Споткнуться и шлепнуться – ну, это дело привычное: как правило, раза три-четыре на дню. Нет, ну а что? Предлагаете ему еще и под ноги смотреть?
И, наконец, впереди нужные кусты. Они там! Те двое – в кустах!

Тяжело дыша после пробежки, паренек подобрался к зарослям и, раздвинув ветки, заглянул внутрь. В серых раскосых глазах всколыхнулось удивление. Не понимая, что за странное действо он наблюдает, Нацу просто стоял и смотрел.

А потом, вечером, когда настал черед отчитываться перед родителем о результатах дневной тренировки, он нарочно упомянул про тот случай. Его наставник – самый умный, самый мудрый и самый ученый из всех друзей Нацу. Правда, еще и единственный из этих друзей.

- Эй, Игнил, как называется игра, в которую они играли? - высоким голосом спросил юный драгонслеер, закончив пересказ сцены, виденной им днем. Дракон немного помолчал.

- Это не игра, Нацу, - наконец, пророкотал он.

- Разве? – слегка разочарованно протянул мальчуган. Раз не игра, то, наверно, не так уж это и интересно… - Тогда что же они делали? – решил, все же, дознаться он.

- Творили жизнь.

48 комментариев:

  1. Божечки, как-то мне жарковато, фух О.О глава просто супер.

    ОтветитьУдалить
  2. Так хочется написать что-то большое и восхваляющее, но мне сейчас не хватает слов совершенно! Я фанатка Грувии, но эта глава потрясающа! Я так увлеклась, что даже настроилась на то, что вы позволите им закончить. И тут эти продавцы! Эххх, как теперь ждать^.^
    И все же, я прочитала несколько "Мемуаров мадам Дюбуа", и хотя они и пестрят разнообразием поз и способов (а некоторые не имеют и этого), после вашего фанфика до них дотрагиваться не хочется. Слишком сухо и дежурно. Познакомились, влюбились, переспали, поженились, дети. Может быть в другой последовательности, но суть не меняется. Про фанфики я молчу, большинство из них пишется, к сожалению, на основе заезженных линий событий и приемов речи.
    В общем, сокращая все, что я тут нанесла, спасибо вам за то, что вы есть, и за то, что пишете! Вы делаете жизнь красочнее!
    С любовью и уважением,
    Lady Rascal

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо! Я, на самом деле, плохо переношу однообразие, быстро устаю от него, потому обилие однотипных сюжетов, что в фанфикшине, что в современном аниме/кино очень печалит. Так что СП еще и во многом для себя задумывалась. В фтшном фэндоме, увы, засилье штампов, а почитать фанфик с любимыми героями охота. =)

      Удалить
  3. ЭТО! БЫЛО! ВОСХИТИТЕЛЬНО! Замечательная глава, прям не оторваться) А коней то какой забавный...) я все думала, что там продавцы все это время делали.. Вставки про маленького Нацу тоже повеселили: " Не понимая, что за странное действо он наблюдает, Нацу просто стоял и смотрел." Представляю шок той парочки в кустах! В общем все, как и всегда, превзошло ожидания! Спасибо за главу!^^

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ну, не то чтобы те в кустах особо шокировались... Впрочем, к этим вставкам про детство Нацу еще вернемся через несколько глав.

      Удалить
  4. Восхитительно, очень мило и пикантно... ^^
    Очень к месту пришлись флэшбэки Нацу. Очень "жарко" и "страстно" поданы образы и действия, просто дух захватывает..
    Прошу, милейшая сударыня, пишите и радуйте нас! ;)
    Спасибо за главу)
    С Уважением..Mr...)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ура! Кто-то отметил флешбэки! Очень волновалась за них - как они впишутся в текст? В некоторой мере я СП делаю, как кино (мысленно ставлю каждую сцену, определяю, крупный и общий планы). Ну, а флешбэки умышленно "вмонтировала" в рейтинговый эпизод. Это не только некие сведения о прошлом Нацу, но еще и задел на будущее.

      Удалить
  5. У меня нет слов...
    Это просто великолепно ! Супео ! Отпад ! ...
    Надеюсь следушая глава тоже про НАЛЮ
    Жду с нетерпениев ,затоив дыхание !
    Обожаю вас !!!!!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, только дальше будет новая арка, и начнется она с Грувии. Им же тоже нужно дать шанс на горяченькое ;)

      Удалить
  6. Ohaio* Автор.
    ЭТО АХРИНЕННО!!!АФИГЕННО!!!ЗАШИБЕННО!!!
    Глава просто супер!Я в восторге!Такие страсти,ну прям "Ультра-мега-Вау-у-у!".
    К-хм... Ну,что могу ещё сказать.Обломали меня по крупному.Черти Адовы!Проклятые продавцы!,-(>,<*).
    Интересно,а в следующей Главе Нацу продолжит "драконий поцелуй"?
    Э-к-хм... Впрочем я отвлеклась.
    Желаю удачи,океан вдохновения и много небесно-воздушных муз вдохновения.
    Dōjini*.
    С ув. ...Anime_Otaku... .

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Уверяю вас, у Нацу есть планы продолжить. Но т.к. в следующей главе Грувия, то, может, через одну?

      Удалить
  7. Это было Жесть!!(как говорит моя подруга"Это было Жопа!")Я никогда нечитала «такое» к которому описываеться всë. Не пропустила неединой капли.
    Вот продовцы. Ах вы изврашенцы!!
    Интересно...наверное в следушей главы будет дома. Я жду не дождусь новой главы.
    А так всë "Шик и блеск." Спасибо тебе что стараешся для тех кто четает тебя. У меня есть маленькая нет даже так милипиздрическая прозба. Может ты «львица» дабавиш в какойто главе что Нацу подарит много-много роз.
    Твоя любимая четательница Lusy Historical

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Этот комментарий был удален автором.

      Удалить
    2. Нескромный вопрос: Вам сколько лет? Каждый раз после прочтения Ваших комментариев (которые я видела неоднократно) просто мороз по коже пробегает...СТОЛЬКО грамматических и логических ошибок я не видела ни у кого. Или может это специально? В любом случае, это напрягает (ведь данное произведение рассчитано отнюдь не на учениц начальной школы). Поэтому я НАСТОЯТЕЛЬНО советую включить функцию "подчеркивания" грамматических ошибок и прежде чем отправлять комментарии - перечитывать их. И уж точно не нужно советовать автору что и как делать. Фанфик сам по себе просто замечательный и только мысли уважаемого автора в нем уместны. В этом и есть вся суть и интрига. Замечательно, что вам нравится произведение, но при такой неграмотности обращаться к evicathy на "ты"....- как минимум странно.

      Удалить
    3. Дорогая Lusy Historical, ошибок, и правда, многовато, поэтому присоединяюсь к совету linacaty включить функцию проверки правописания. Честно: глаз просто спотыкается на ошибках, и смысл написанного доходит с третьего раза.
      Насчет роз: признаюсь, я не сторонница конфетно-букетной романтики. Типичные приемы из этой оперы редко использую в чистом виде, предпочитаю обыгрывать их по-новому или противопоставлять им что-то свое. Так что забрасывать Люси алыми розами Нацу я не позволю (даже если ему очень захочется XD) Букет подарить любой дурак может - какой угодно девушке. Но Люси - не "какая угодно". Люси для Нацу - особая. И говорить ей "люблю" он тоже будет по-особому: так, как не говорили еще ни одной девушке =)

      Удалить
  8. Уууухууу вот это да (мой 1 отзыв за время прочтения)я сама немного перевозбудилась !!!!Автор вы просто восхитительны... не дождусь продолжения ужааас как ждуу !!!Вы так описывали Нацу что я сама захотел тонкого же почему нет таких большееее!!!)))))я влюбилась в этот фанфик ... Я не могу описать моё желание его дочитать !!!))Уууухх вы очень хорошо придумали на счёт персонала магазина которые их прирвали я сначала за сомнивалась что они прямо ТАМ ... И надеюсь продолжение будет уже в её доме !!!(Нацу ох бедный Нацу...) бугагагагага)))!!! Желаю искренних успехов )))

    ОтветитьУдалить
  9. ~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~Волны Ликования (до этого комментарий тоже мой ) я извиняюсь за грамматические ошибки )))Я хочу у вас спросить а когда будет следующая глава )) ответте когда сможете пожайлуста я читала ваши ответы на камментарии я могу сказать про ваш характер ,и утверждаю что вы очень хорошо человек вы не подумайте что подлизываюсь просто я в правду так думаю ))!!!( ещё раз ). Желаю искренних успехов !!!)))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я начну писать 39-ю только на следующей неделе. И потрачу на нее МИНИМУМ 2 недели.

      Удалить
    2. Спасибо я очень буду ждать ))) Желаю искренних успехов ( теперь вы можете меня узнавать по этому предлажению ) ))))!!!!

      Удалить
  10. Всегда задавалась вопросом почему все всегда у Люси дома? Го к Нацу у него интересней, и в конце концов у него есть дом, а не квартира, соответственно есть где разбежаться. Вообщем, давайте сходим к Нацу в гости? Автор, как вам предложение?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Предложений по сюжету не принимаю :)

      Удалить
  11. Автор-сама, ну когда уже прода?.. Ох, как читать хочется.. До боли в груди.. Ну не томите же..
    Эх..... Кажется Машима-сенсею-сама понравился 176 эпизод аниме))

    ОтветитьУдалить
  12. Галва - в конце апреля. Наверное.

    ОтветитьУдалить
  13. Господитвоюбогадушумать!!!!*•* Ничего прелестней не читала!!!) Автор, Вы прекрасны!! Читала днями и ночами (в прямом смысле слова). Очень жду продолжения сией прелести)Не останавливатесь на достигнутом!!!)))

    ОтветитьУдалить
  14. Ну скоро порода я разрыываааюююсь пожелейте !!!!))))

    ОтветитьУдалить
  15. Анонимный4 мая 2014 г., 19:47

    ААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!!! Ну когда продолжение!!!!!!!!!?????????? Я скоро сгорю от ожидания!!!!

    ОтветитьУдалить
  16. Уже суббота 10 мая. Когда выйдет?

    ОтветитьУдалить
  17. Анонимный10 мая 2014 г., 23:00

    Автор-сама, не погубите юное сердце... Боль в груди стала острее... Может, я умираю... Только ваша прода способна спасти меня, Автор-сама! Прошу вас, не стоит рисковать жизнью юного раба ваших творений... Меня не покидает мысль, что вы решили забросить этот фанф... Мокрая от слез подушка так еще не высохла, потому что каждую ночь ее наполняют все новые приступы слез... Я был бы очень счастлив, если бы вы, Автор-сама, спасли мою печальную жизнь...

    ОтветитьУдалить
  18. Вот уже и майские праздники кончаются, а продолжения все нет. Автор, надеюсь, что у вас все благополучно и вы просто отдыхаете? Вы про нас не забыли?

    ОтветитьУдалить
  19. Вот уже три года скоро, как я почти не смотрю аниме, потому что из-за работы мало свободного времени, которое к тому же идет на фанфики. Но, видимо, три года - это предел, более длительного воздержания мне не вынести: где-то за неделю до майских праздников напал аниме-запой. Ну, и в ходе этого запоя я встретила Его - нового любимчика, имя которому D.Gray-man. В общем, аниме я уже прикончила и теперь читаю мангу. И пока не дочитаю ее, ни за какие другие дела не возьмусь, просто потому что мысленно я все равно в греймене.
    (Эгоизма автору не занимать - это точно XD)

    ОтветитьУдалить
  20. Автор-сан, автор-сан, вы это видели?http://cs617920.vk.me/v617920560/969d/G0_1xMQpF-0.jpg

    ОтветитьУдалить
  21. Анонимный12 мая 2014 г., 4:01

    Все я в накауте! Вы меня убили!!!!!!!!! Пошла рыдать!!!!!

    ОтветитьУдалить
  22. Милый автор, я понимаю ваше желание отдохнуть от фанфиков, но вы же наверняка догадываетесь, что ваши фанаты эгоисты и все равно надеются, что вы сжалитесь над нами и не бросите писать. Греймен - это замечательно! Но мы все равно будем заглядывать сюда в надежде увидеть новый фанф.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Я вас не брошу =) Поскольку Грейменовская манга на данный момент в заморозке, очень хорошо понимаю чувства читателя, оставшегося без продолжения. (О горе! Т_Т)
      Опять же, сбавила темпы чтения, чтобы не так быстро добраться до конца. Освободившееся время идет на СП и на новый мини. Правда, настроение все время скачет и пишу то одно, то другое. Так что непонятно пока, что из этого закончу вперед и когда именно.

      Удалить
  23. Анонимный21 мая 2014 г., 0:40

    Знаете, за то время, как вы писали этот фанфик, я успела влюбиться, выйти замуж и родить дочку. И меня как-то само собой перестали интересовать любовные сериалы, аниме, манга, фанфики. Я так очарована своим любимым мужчиной, что мне стало казаться, будто лучше быть не может ни у кого. Даже жалко стало, это было мое маленькое хобби, было здорово так вчитываться в строки, будто находишься там, рядом и испытывать тоже самое, эту всепоглощающую любовь.
    Спасибо вам, вы вернули это чувство и пока его никто не вернул, да и вряд ли это будет. Спасибо за ваше чудесное творение

    ОтветитьУдалить
  24. Анонимный25 мая 2014 г., 4:11

    Надеюсь, у автора глава не идет не из-за личной неприязни к грувии...
    В любом случае, желаю Вам музы и вдохновения. С написанием главы тоже не стоит торопиться, лично я готова ждать столько, сколько потребуется.

    ОтветитьУдалить
  25. Мы читаем только вас!! Жилаю хорошей главы. Удачи.

    ОтветитьУдалить
  26. Анонимный30 мая 2014 г., 16:14

    Когда же выйдет следуующая глава?:(

    ОтветитьУдалить
  27. Может 1 Июня. Может и 2 Июня.Мы только годаем.

    ОтветитьУдалить
  28. Анонимный9 июня 2014 г., 15:24

    Я чувствую себя обманутым ребенком.

    ОтветитьУдалить
  29. Анонимный10 июня 2014 г., 21:19

    аналогично!
    Автор, намекните, когда глава?

    ОтветитьУдалить
  30. Анонимный13 июня 2014 г., 14:48

    Когда же?:(((

    ОтветитьУдалить
  31. Я завтра уеду в отпуск. В 7:00. Неведать мне новой главы.
    У нас сегодня +30 . Всем пака.

    ОтветитьУдалить
  32. Анонимный25 июня 2014 г., 16:07

    Не ну я понимаю там вдохновения нет или ещё чего, ну всякое бывает. Но надо хотя бы предупредить что-ли. Мы ждём ждём, а Вас всё нет и нет... Желаю побыстрее закончить главу)

    ОтветитьУдалить
  33. Анонимный5 июля 2014 г., 20:13

    Лето в столице просто жесть, такая жарень, скоро растаю, эх. Где же ветерок? Т Т

    ОтветитьУдалить